Русский
Английский
Белорусский
Немецкий
Французский
Официальный сайт администрации Советского района г. Гомеля
и редакции газеты «Советский район»

Гомель, проспект Речицкий, 6
mail@sovadmin.gov.by

Поводом для встречи с кан­дидатом фило­софских наук пенсионеркой Любовью Костюченко стали её стихи о юности. Философ, тре­петно относящийся к сво­ему комсомольскому про­шлому, оказалась интерес­ным собеседником.

— Родилась я на следу­ющий год после оконча­ния Великой Отечествен­ной войны в деревне Со­боли Брагинского района. Там же окончила семилет­ку. С восьмого по десятый класс училась в брагин­ской средней школе. А это семь (!) километров от до­ма. Но на качестве учёбы дорога к знаниям никак не сказывалась. В школе была активисткой и отличницей, за что меня избрали снача­ла старостой класса, а по­том членом совета пионер­ской дружины.

В восьмом классе Лю­бовь и одноклассники на­чали готовиться ко всту­плению в комсомол. Изу­чали устав ВЛКСМ, зна­комились с основными положениями Программы КПСС, внимательно сле­дили за текущими поли­тическими событиями в стране и мире.

— Тогда у всех на слу­ху была ситуация с Кубой, которая, как нам объясни­ли, выбрала социалисти­ческий путь развития. А американские империали­сты ставили ей палки в ко­лёса. Естественно, ни о ка­ком Карибском кризисе мы тогда слыхом не слыхива­ли, но песню « Куба — лю­бовь моя» распевали во всё горло. И безошибочно мог­ли указать на карте Остров свободы, — вспоминает начало 60-х Любовь Ко­стюченко.

Активность молодёжь тех лет проявляла и при сборе подписей в защиту Патриса Лумумбы, а после его гибели участвовала в митингах, осуждавших это бесчеловечное убийство.

— Откровенно говоря, мало кто из нас знал, кто такой Патрис и чем про­славился, но никого это особо не смущало. Все бы­ли убеждены: коль капита­листы его убили — значит, хороший человек, — удив­ляется собственной бесша­башности собеседница.

По заведённому поряд­ку, сначала в комсомол принимали в школе. Там причин волноваться не бы­ло — родные стены, как известно, помогают. А вот в райкоме комсомола, куда Людмила и её однокласс­ники пришли весенним утром 12 апреля 1961 года, от волнения руки дрожали и язык к нёбу присыхал. Подогревали обстановку рассказы прошедших че­рез это «чистилище». Вы­ходя из кабинета, где засе­дало бюро райкома, мно­гие вытирали пот со лба и сочувственно говорили «Ну и валят…».

— Мне при вступлении в комсомол несказанно по­везло, — загадочно улы­бается Костюченко. — Я была последней в очере­ди. Когда вошла в каби­нет и увидела с десяток внимательно меня разгля­дывающих человек, ноги чуть не подкосились. По­явилось желание бросить­ся назад к двери и поско­рее убраться из райкома. Но когда со мной загово­рили, я поразилась, с ка­ким вниманием и теплотой члены бюро ведут беседу. Сначала спросили что-то из биографии, поинтере­совались, как учусь, с кем дружу, какие книги читаю. Потом стали задавать во­просы по Уставу ВЛКСМ, какими наградами награж­дена организация. Всё это я знала назубок, поэтому отвечала бодро и уверен­но. Но вдруг кто-то оста­новил меня и попросил что-то уточнить по теку­щей политике. Я опеши­ла. Понимала, что ответа не знаю и уже собралась честно, по-комсомольски, признаться в этом. Как вдруг дверь за моей спи­ной с грохотом распахну­лась и чей-то ломкий, поч­ти мальчишеский голос ис­тошно проорал: «Ребята! Наши в космосе! Айда на митинг!».

По словам Любови Ива­новны, желание бежать на центральную площадь Бра­гина сложно было скрыть даже членам бюро. Поэто­му выход нашёлся сам со­бой: решение школьного комитета быстро и едино­гласно утвердили. Поздрав­ления новоиспеченная ком­сомолка принимала бук­вально на ходу.

— Я помчалась на пло­щадь пулей. Там, в огром­ной толпе ликующих лю­дей, впервые услышала фамилию Гагарин. И на­всегда запомнила день, когда стала комсомолкой, — до сих пор восхищается стечением обстоятельств Любовь Ивановна.

Нынешним молодым этого, возможно, не по­нять, но для молодёжи 60-х членство в ВЛКСМ знаменовало начало ново­го этапа в жизни. Ещё вче­ра, будучи пионером, ты во всём подчинялся стар­шим товарищам. А сегод­ня, с комсомольским знач­ком на груди, на равных обсуждаешь важные во­просы с комсомольцами- учителями. Это очень воз­вышало молодого челове­ка в собственных глазах.

А обсуждать было что. И не только сугубо вну­тренние вопросы органи­зации. До сих пор помнит Любовь Ивановна, как в их школьной комсомольской организации родилась идея проводить в деревне дни национальных культур на­родов СССР. На протяже­нии нескольких месяцев в сельском ДК по выход­ным был аншлаг — колхоз­ники с удовольствием шли на организованные комсо­мольцами концерты, чтобы послушать песни и посмо­треть танцы народов СССР в исполнении своих детей и внуков.

В комсомоле наша ге­роиня официально состо­яла около десяти лет. В на­чале 70-х вступила в ряды КПСС. Но так сложилось, что обучением и воспита­нием подрастающего по­коления Любовь Иванов­на занималась практиче­ски всю жизнь. У неё пять­десят лет педагогическо­го стажа.

— Работала учителем русского и белорусско­го языков в родной бра­гинской школе, там же за­нимала должность заву­ча, потом перешла в рай­онный отдел образова­ния. После окончания фи­лософского факультета и аспирантуры БГУ дол­гое время преподавала в Белорусском торгово- экономическом универси­тете потребкооперации. Так что с полным правом отношу к себе слова из из­вестной песни «Не расста­нусь с комсомолом, буду вечно молодым», — улы­бается Любовь Костю­ченко и с высоты прожи­тых лет утверждает, что комсомольская юность не прошла бесследно. Её сти­хи тоже об этом: «Нашей юности свет! Нашей Ро­дины честь! Всё слилось в комсомольском билете…».

Александр Евсеенко, фото Вячеслава Коломийца, «Советский район».

24-10-2018

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить