Русский
Английский
Белорусский
Немецкий
Французский
Официальный сайт администрации Советского района г. Гомеля
и редакции газеты «Советский район»

Гомель, проспект Речицкий, 6
mail@sovadmin.gov.by
Директор предприятия «Спецкоммун­транс» Валерий Ткачёв объяснил, как рассчитывается норматив образования твёрдых коммунальных отходов, поче­му вывоз мусора включён в перечень основных коммунальных услуг и по ка­кому принципу во дворах выбираются места под контейнерные площадки.

Нечистоплотные конкуренты

Предприятие «Спецкоммунтранс» се­годня почти монополист в сфере сбора и утилизации отходов с городской терри­тории. Ему делегированы права на сбор мусора в жилищном фонде.

Строительство контейнерных площа­док в микрорайонах и их обслуживание с прошлого года также входит в зону от­ветственности. Договоры на вывоз мусо­ра заключены и с большинством предпри­ятий и организаций. Правда, на этом рын­ке есть также частные организации, обе­щающие «вывоз отходов дёшево». К ним в «Спецкоммунтрансе» относятся насто­роженно, и дело вовсе не в конкуренции.

— Мы задались целью понять для себя, почему у этих структур получается «дё­шево». Ознакомились с методикой рабо­ты. Оказалось, что небольшие фирмы за­гружали отходами от ремонта квартиры свой автомобиль, выезжали за пределы двора, но ехали не на полигон, а к бли­жайшим площадкам для крупногабарит­ных отходов нашего предприятия, куда и сгружали мусор, — привёл пример Вале­рий Ткачёв. — О какой добросовестной конкуренции можно говорить в этом слу­чае? К борьбе с этим явлением подклю­чаем налоговые инспекции, которые фик­сируют факты незаконной предпринима­тельской деятельности. Надеемся, что по­рядок будет наведён.

Кто убирает возле контейнеров?

Площадки для сбора отходов с про­шлого года начали модернизировать. Их в городе более тысячи, поэтому работа ведётся поэтапно.

Ранее весь жилой фонд был обеспе­чен евроконтейнерами для сбора быто­вых отходов с закрывающимися крышка­ми. Всего их закуплено 2,5 тысячи. Они оборудованы колёсами, позволяющими подкатывать ящики к машинам. Следова­тельно, появилась возможность строить контейнерные площадки закрытого типа с отсеком для крупногабаритных отходов.

На сегодня обустроено 110 площадок такого типа, в планах на текущий год ещё столько же. Проект финансируется из собственных средств предприятия, в том числе из денег, уплаченных жильца­ми за вывоз мусора. В прошлом году по­тратили 250 тыс. рублей.

Немалые деньги, к тому же «Спецком­мунтранс» отныне оплачивает ежеднев­ную уборку площадок. На практике это означает, что их по-прежнему убирают работники домоуправлений, но их труд оплачивает предприятие.

На этих же площадках устанавливают­ся ящики для раздельного сбора вторич­ных ресурсов. Собираемость пригодного для переработки сырья в них так себе, но сами контейнеры стали манить вандалов определённого круга. Асоциальные лю­ди ради хранящегося в контейнере стеклобоя готовы ворочать бокс из сто­роны в сторону, ломать, а после кидать просто на дороге. На это внимание руко­водителя обратила жительница дома №87 на Речицком проспекте София Лащенко.

— Это очень болезненный для пред­приятия вопрос, — не стал скрывать Ва­лерий Иванович. — Чего только ни пред­принимали наши мастера для исключе­ния этого явления. Вешали на контейне­ры замки, делали специальные загородки, вваривали внутрь трубу под наклоном, чтобы бой нельзя было достать голой ру­кой. Но замки срезают, загородки сдают в чермет, а для обхода трубы использу­ют даже самодельные удочки с подсвет­кой. При этом в милиции на сообщения о повреждении контейнеров не реагируют. Это же не коммерческий киоск.

Обновляется парк мусоровозов для работы с евроконтейнерами. Новые машины высыпают мусор в бункер так, что на землю мелкие отходы уже не просыпаются. В перспективе «Спецкоммунтранс» планирует полностью перейти на машины такого типа, отказавшись от использования мусоровозов с боковой загрузкой мусора.

У Литвы получилось

Крушить ящики будут до тех пор, по­ка не введут запрет на приём стеклобоя за деньги, но к этой «жертве» никто не готов. Валерий Ткачёв уверен: всё так и останется до тех пор, пока в Беларуси в полную силу не заработает депозитно-залоговая система обращения тары.

Введение этой системы предполага­ет республиканская стратегия обраще­ния с отходами, разработанная до 2035 года. Суть её в том, что в стоимость про­дукта будет включаться залоговая стои­мость стеклянной или пластиковой бу­тылки, жестяной банки. После употре­бления продукта тару можно опустить в специальный автомат и получить об­ратно её стоимость. Принимать тару бу­дут организации торговли и заготовите­ли вторичного сырья.

В Литве такая система заработала не­давно. Но в первый же год её внедрения удалось вернуть обратно 80% проданной залоговой тары. Ценный материал прак­тически перестал попадать в отходы, вы­возимые на полигоны.

Опыт Германии не прижился

В некоторых западных странах лю­ди за вторсырьё не платят, оплачива­ют только вывоз смешанного бытово­го мусора.

— Этот опыт нам известен. Более того, мы попытались применить его на базе гаражных кооперативов. Экспе­римент провалился, и его свернули, — сказал как есть директор «Спецкоммун­транса». — Нашлись кооперативы, в ко­торых за год не образовалось ни одного кубометра обычного мусора. Выгружа­лись только разноцветные контейнеры. Но это не от того, что в гаражах не бы­ло простого мусора. Просто люди ста­ли бросать всё подряд в контейнеры для вторсырья, рассчитывая сэкономить та­ким нехитрым способом. Что ж, давай­те тогда применять западный опыт не по отдельным статьям, а в комплексе. В Германии содержимое контейнеров пе­ред их выгрузкой периодически осма­тривает контролёр, и если обнаружива­ет бытовой мусор в отделении для стек­ла, может наложить крупный штраф. У нас такого закона нет, и люди попыта­лись этим воспользоваться.

Пластичное решение

Применение вторичным ресурсам есть. В составе самого «Спецкоммун­транса» действует подразделение, вы­плавляющее из отходов пластика и плён­ки люки, колодцы и ливнеприёмники. Минской областью востребованы коль­ца для участников коттеджного строи­тельства. Но в целом дела идут не слиш­ком успешно.

— Сбыт этой продукции напрямую связан с объёмом строительства в респу­блике, а объём снизился. К тому же на­ша продукция не может конкурировать на равных с аналогичной российского или украинского производства. В соседних странах намного дешевле электроэнер­гия для плавки, а в Украине ещё и рабо­чая сила, что отражается на себестоимо­сти. Тем не менее линии не стоят, — за­верил Валерий Ткачёв. — Пластиковые кольца и крышки люков не воруют, так как их нельзя сдать в лом, что привле­кает покупателей, которые с воровством уже сталкивались. Известно, что в новых микрорайонах ещё до сдачи в эксплуата­цию новостроек крадут до половины всех уличных изделий из чугуна. Нашей про­дукции это не грозит.

Немаловажно, что собрать конструк­цию из пластиковых изделий могут вруч­ную два человека, что даёт экономию на аренде строительной спецтехники. И да, не всё можно измерить деньгами. То, что практически не разлагающаяся на полиго­нах плёнка идёт на полезное дело и обре­тает вторую жизнь — уже большой плюс.

Полимерные кольца и крышки для колодцев, выпускаемые заводом, дешевле аналогичных изделий из бетона и металла, при этом так же надёжны.

Правила новые, застройка старая

Возвращаясь к вопросу переобо­рудования контейнерных площадок, гомельчане заметили, что некоторые из них поменяли место расположения. И далеко не всегда оно оказалось удачным: жильцам стало неудобно выбрасывать мусор по дороге на автобус или в мага­зин, приходится делать большой крюк.

— Что поделать, если контейнерная площадка нужна всем, но в то же время не нужна никому, — вздохнул Валерий Ткачёв. — Молодёжь просит отнести её подальше от жилого дома, а пенсионеры с больными ногами — придвинуть по­ближе. Ни в одном дворе не получает­ся поставить этот объект так, чтобы удо­влетворить всех жителей. Мы сейчас не будем говорить о дворе на Давыдовской улице, жильцы которого дозвонились до мэра, проблема характерна для всего го­рода. И поднимают её сами жители.

Приведу вам такой пример. Во дворе хрущёвок в районе площади Восстания баки стояли на своих местах со времени строительства дома и никому не мешали. В силу привычки люди просто перестали замечать их. Но вселился новый жилец и затеял кампанию по переносу. Пришлось разбираться.

В связи с этим хочу донести до гомельчан важную информацию. Соглас­но санитарным нормам и правилам, кон­тейнерные площадки нельзя располагать на расстоянии ближе 20 метров от окон жилого дома. Так вот, эти правила каса­ются районов нового строительства, а в условиях сложившейся застройки они не действуют. Допустимо оборудовать кон­тейнерную площадку нового типа на ста­ром месте. Уже одно то, что мы делаем площадку закрытой с трёх сторон, улуч­шает санитарное состояние дворовой территории.

Основная услуга, поэтому…

В частном секторе такие площадки не строят. Образующийся мусор пря­мо у домовладений собирает машина, курсирующая по своему маршруту не­сколько раз в неделю. Одни выносят к ней несколько мешков отходов, другие — маленький пакет, а то и вообще ниче­го. Платят все одинаково, что вызывает недовольство у тех, кто собирает меньше отходов или вообще не пользуется остав­шимся в наследство домом.

— Порядок начисления, расчёта и внесения платы за коммунальные услу­ги определён постановлением Совета министров №571 от 12 июня 2014 года. Документ делит коммунальные услуги на основные и дополнительные, кото­рые потребитель волен не заказывать и не оплачивать. Вывоз мусора относит­ся к основным услугам, поэтому соб­ственник домовладения обязан заклю­чать с предприятием договор и вовремя вносить плату. Она рассчитывается ис­ходя из норматива образования твёрдых коммунальных отходов на одного заре­гистрированного в доме жильца. Если в нём никто не зарегистрирован, счёт выставляется по принципу применения субсидируемого государством тарифа на одного плательщика. Нам говорят, я в доме не живу, у меня не образуется му­сор. Многие из этих людей лукавят. Они кладут пакет с мусором в багажник и ве­зут его в ближайший контейнер «Спец­коммунтранса». Известны анекдотич­ные случаи, когда такие пакеты подбра­сывали к отходам соседей.

По словам Валерия Ткачёва, в настоя­щее время в Гомеле примерно 1,5 тыся­чи домовладельцев принципиально от­казываются заключать договор с пред­приятием о вывозе мусора. Было бо­лее чем вдвое больше. Юристы «Спец­коммунтранса» действовали по закону: направляли в суд иски о понуждении домовладельцев к заключению догово­ров. До суда доходило очень редко. Лю­дям объясняли, что в случае принятия решения по иску госпошлину в размере трёх базовых величин за рассмотрение материалов будет оплачивать проиграв­шая сторона. А трёх базовых хватит на оплату вывоза мусора от дома с одним жильцом в течение четырёх лет.

Сколько положено мусорить?

Объяснил директор «Спецкоммун­транса» и появление норматива образо­вания отходов. Усреднённый показатель по заказу городских коммунальников вывел институт «Белжилпроект», пред­ставитель которого производил заме­ры сгружаемых отходов в течение не­дели в каждую из четырёх пор года. В Гомеле показатель оказался равен 2,03 кубометра на человека в год (для част­ного сектора). Для каждой администра­тивной единицы норматив утверждает­ся свой. Так вот в Гомеле это число ни­же, чем в Минске, и даже ниже, чем в Гомельском районе.

Когда-нибудь Гомель позаимствует на Западе идею установки и в частном секторе индивидуальных контейнеров для отходов в каждом дворе. Потребу­ется по два: один для бытовых отходов, другой для вторичного сырья. Но реали­зовать эту идею в одночасье не получит­ся. Валерий Ткачёв объяснил почему:

— В Гомеле насчитывается 27 тысяч частных домовладений. То есть нужно закупить 54 тысячи пластиковых кон­тейнеров с колёсами. В Беларуси такие производит Борисовский завод пласт­массовых изделий. Отпускают по 100 рублей за штуку. Путём умножения по­требности на цену получаем колоссаль­ную сумму, равную не прибыли, а вы­ручке всего предприятия за полгода. Но поэтапно к этой цели мы двигаться будем.

Автор: Евгений Захаров. Фото: Вячеслав Коломиец
06-03-2018

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить