Русский
Английский
Белорусский
Немецкий
Французский
Вот и наступил долгожданный новый год. Хоть и без снега, зато, как водится, с подарками и сюр­призами. Некоторые не то что совсем уж непри­ятные, но, скажем мягко, вызывают лёгкое недо­умение.

Чего стоит, например, пока ещё только наме­чаемый подарок от Министерства антимонополь­ного регулирования и торговли разрешить бело­русам в наступившем году посещать заведения общепита со своим спиртным. Для очень даже значительной части наших соотечественников предложение, безусловно, проходящее на «ура». А как иначе, если благодаря инициативе МАРТ сама собой снимается проблема, где на троих «поллитру» раскатать. С одной стороны, вроде и неплохо: наконец-то с наших улиц, скверов и про­чих лавочек исчезнут большие и маленькие ком­пашки страждущих, с которыми милиция спра­виться пока не в состоянии. Теперь нарушители общественного порядка вполне легально могут получить возможность переместиться в места общественного питания. Чем, наверняка рас­считывают в МАРТе, принесут немалую пользу подведомственным ему заведениям. Никто же, в самом деле, не позволит посетителям приходить в кафе, столовую или ресторан и сидеть за сто­ликом часами со своей выпивкой да ещё и с заку­ской. Как пить дать заставят хоть что-то приоб­рести из ассортиментного перечня. Хоть тарел­ку самого дешёвого салата, хоть одну крабовую палочку на троих — всё прибыль.

Правда, существует большая вероятность того, что в случае реализации разрешения «приходить со своим» многие доселе более-менее цивильные предприятия общепита за короткое время превра­тятся в самые настоящие забегаловки и распи­вочные. Вроде тех, которых было полно в наших городах в первые послевоенные годы. Серви­сом там и не пахло, зато было где душу отвести да славное боевое прошлое вспомнить. Тогдаш­ний государственный интерес понятен — чтоб поменьше вчерашним победителям о насущных послевоенных проблемах думалось. Нынче от каких проблем родимый МАРТ нас увести воз­намерился?

И не он один. Не менее родное, чем МАРТ, ЖКХ вообще размахнулось и создало-таки при Академии наук научно-исследовательский центр по вопросам развития себя любимого. Вот пода­рок так подарок! Спору нет, учёных к решению проблем в этой очень не простой сфере привле­кать необходимо, но зачем же новых бюджетных нахлебников плодить? Да ещё из шести отделов, главная задача которых, если верить официаль­ным сообщениям, состоит в координации иссле­дований, направленных на развитие тех или иных направлений отрасли. Нужное дело, но при чём здесь коммунальники? Сейчас, например, ново­испечённый НИЦ тщательнейшим образом иссле­дует параметры надёжности и энергоёмкости лифтов в жилом секторе. Сложнейшая, думает­ся, проблема. Диву даёшься, как это раньше без таких исследований лифты в домах устанавлива­ли! Теперь-то я понимаю, почему в двери лифта, что в моём доме эксплуатируется, детская коля­ска еле-еле пролазит. Просто научного обоснова­ния при его установке не было! С началом работы НИЦ ЖКХ эта проблема, надо думать, решится.

Хотя, признаться, до этого считал, что сотруд­ники того же «Гомельлифта» сами с усами. И о надёжности, тем более энергоёмкости экс­плуатируемого оборудования знают куда боль­ше, чем работники любой коммунальной кон­торы. Выходит, заблуждался. Как заблуждал­ся по поводу профессионалов из вполне себе самодостаточных водоканала, теплосетей,

энергосбыта и горгаза. Отныне вся надежда на учёных из научно-исследовательского центра ЖКХ. Уж они-то всё просчитают и по полочкам разложат. Научно обосновав, почему у моего дома ежегодно одну и ту же трубу в одном месте рас­капывают и закапывают, почему перечень обяза­тельных услуг ЖКХ сокращается, а цены на них безбожно растут. А если напрягутся да мозго­вой штурм проведут, то объяснят с научной точ­ки зрения, почему вот уже без малого двадцать лет я исправно отчисляю деньги на капремонт и при этом столько же наблюдаю, как за эти день­ги ремонтируются дома на десяток лет моложе моего.

Александр Евсеенко, «Советский район».

04-01-2018
Опрос

Как Вы относитесь к несанкционированной торговле на улицах Советского района г.Гомеля?